Ценность – человек

13 апреля 2018

Алена Захезина о современных технологиях и о том, что им никогда не задавить вечное. 

 

Отрицать, абстрагироваться от медиа бессмысленно и абсурдно. Сегодня мы уже не можем жить без технологий, так зачем об этом сожалеть. Я считаю, что все вечные ценности никогда не будут задавлены инновациями. Например, театр. Это эмоция, и все люди, жадные до чувственного, всегда будут «охотиться» за ним. Что бы ты ни смотрел дома по гаджету, это –ничто по сравнению с тем, что ты увидишь вживую. И всякий человек глубокий, тонкий, думающий, а именно так я называю нашу публику, и другая мне неинтересна, будет искать настоящее. Это как любовь. Вы ведь не можете насладиться только лишь просмотром любовных фильмов, вам надо испытывать ее в реальной жизни, вы не можете наблюдать эротику только по телевизору, вам нужно проживать ее самому. Так и в театре, если вы хотите от игры актера получать эмоцию, которая будет вас менять, управлять настроением, то вы пойдете на живое выступление. Сколько бы компьютер вам не давал. А если человек не нуждается в подобном обмене чувственностью, то он и без компьютера в театр не пойдет.

 

Да, мне нравится пользоваться современными благами, взять хотя бы секундную доступность музыки. Как человек, учившийся хореографии в 90-х, знаю, как было сложно доставать, воспроизводить музыку на каких-то магнитофонах, уходило огромное количество времени. А сегодня два клика, и все как на ладони.

 

Сказать, что цифровые технологии меняют все окружающее нас пространство, не сказать ничего. Безусловно, они «перерождают» не только наш быт, но и мир искусства. Когда создавался наш танцевальный театр, технологии уже были раздуты, поэтому не могу сказать, что мы пользовались и пользуемся только классическими приемами. Но при всем изобилии инноваций, «Фора» часто сталкивается с тем, что никто из декораторов не может воплотить необходимые нам визуальные эффекты, с помощью которых мы хотим донести до зрителя главную мысль. Казалось бы, парадоксально, но факт. Во времена, когда невозможного уже нет, задуманного просто может не существовать. Хотя может это где-то и есть: у нас совершенно не учат, как пользоваться всеми доступными возможностями правильно, в вузах нет конкретного курса «специалист по визуальным эффектам», учат всему и понемногу. Поэтому, когда очередной декоратор разводит руками и говорит, что не знает, как воплотить нашу идею, четыре хрупких женщины «Форы» берут все в свои руки. За восемнадцать лет ни разу не поменяв состав, мы чувствуем друг друга каждой своей клеткой, понимаем и… реализуем то, что задумали. Пусть с пятого, шестого, девятого раза, но у нас получится, потому что нам это необходимо. Мы сами изобретаем, пробуем и получаем результат. Может быть, нам, как новичкам, везет. А может быть, все получается потому, что мы не боимся ошибиться, не боимся быть смешными, услышать критику. Да, мы создали восемь торшеров для спектакля, которые должны были плавно покачиваться, прежде чем получить идеальную конструкцию, можно сказать, изобрели новую технологию.

 

Вообще мультимедиа преследуют нас всегда и везде. Они не дают нам не обратить на них внимание. Но при этом есть что-то вечное, что не подвластно влиянию извне: потоки воды, на которые можно смотреть бесконечно, завораживающее пламя огня, дуновение ветра. Все это создано природой, Богом. Вечное мне ближе, и все, что я делаю в театре, не зависит от машин. Не люблю 3D технологии, мультимедийные экраны, видеопроекции – в моем мире они лишние. Но это лишь мое субъективное отношение. Я прекрасно осознаю, что сегодня есть великолепные эффекты, световые спектакли, но меня они не трогают. Я хочу работать в чувственной зоне, а это то, что создано не компьютером, а жизнью.

 

Хотя я и не против категорически индустриализации. В своем первом спектакле мы использовали видеоряд, посвященный памяти одной маленькой девочки, показывающий ее детство, потому что нам было необходимо в короткие сроки донести до зрителя, о ком будет идти речь дальше. В новой же постановке совершенно осознанно от этого я отошла, не захватывают меня подобные «помощники». Меня цепляет простое, сделанное человеческими руками, сотканное из человеческих эмоций, наполненное энергией. Ведь спектакль – это не только актеры на сцене, это огромное количество людей закулисья, они тоже вкладывают свою энергию, и зритель чувствует ее. А то, что несет механизм мертво, не может вызвать отклика. Живую энергию ничто не заменит. И если задуматься, всеми машинами все равно управляем мы, все спецэффекты созданы нами. 

 

Мне всегда интересна личность и как человеку, и как хореографу. Я люблю возрастных актеров. Люблю кино в театре. Это фантастика, когда смотрю на Чурикову, Софи Лорен, Роберта де Ниро, они немолоды и работают до сих пор с тем же жаром, что и в юности, и ни один молодняк их не переплюнет. Я вижу нынешнего потрясающего Барышникова. Молодые, конечно, сегодня способны вытворять невероятные вещи, которые раньше не могли выполнять танцоры. Но это не то, это больше физиология тела. А когда смотришь на Барышникова, не можешь оторвать глаз: такая энергия, такой опыт, содержание. Подобное владение телом в его возрасте восхитительно. Я хочу всегда быть в струе, перестраиваться под современное время, чтобы не выглядеть молодящейся старухой. Мне интересна красивая, достойная актерская старость, такая, какая была у Раневской, работавшей до конца жизни, но не выглядевшей в этой старости жалкой. Хочется быть интересной для зрителей и через десять, и через двадцать лет.



Смотрите также

0

Двенадцать юных и прекрасных дочерей благородных семейств Екатеринбурга снялись для календаря «Стольника» на 2014 год. Премьера календаря – на вечеринке в конце года, а знакомство с самыми завидными невестами города через интервью и портреты кисти дизайнера Никиты Баранова – уже сейчас. 

0

Пока одни находятся во власти распространенного мифа, другие его разрушают. Девять пар на практике доказали, что близкие отношения и общий бизнес не исключают друг друга.

Комментарии (0)