Ваш новый спутник

1 ноября 2016

Первый в России концерт певицы Луны, популярность которой на самом деле взлетает сейчас как комета, прошел в Екатеринбурге, и свои секреты раньше, чем другим, она рассказала Анне Решеткиной.





Твой муж – успешный украинский продюсер и участник проекта «Грибы» (Юрий Бардаш, проект «Грибы» – прим. ред.). Он помогает тебе с твоим проектом?

Л.: У нас была совместная проба, были разногласия, после которых мы сели за стол, и Юра мне сказал, что я права, что делаю все по-своему. Я знала всегда, что это так, но мужчины не могут сразу просто тебя услышать – им нужно сначала увидеть результат. Если брать нас как супружескую пару, то мы балансе, а в работе бывают разногласия. По этому мы не мешаем друг другу и развиваемся в своих творческих направлениях, с уважением и пониманием друг к другу.

 

Тем не менее, «Грибы» и в Украине, и в России намного более популярны. Хотя, на мой взгляд, «Грибы» больше слушают клерки, а «Луна» скорее история для модников. 

Л.: Это совершенно разные продукты, и каждый уникален по-своему. Да, в отличие от моих клипов, клипы Юры очень популярны. Я в какой-то момент думала, что мне нужно снять более коммерческий клип,  но потом поняла, что «Луна» просто такой продукт, который люди должны расслышать и прочувствовать. Это интимная тема, ею нужно проникнуться.  

 

Да-да, ты как устрицы или соевый соус.  

Л.: Это очень личное и не каждый ежедневно расположен к такому состоянию или настроению. А потом ты вдруг включаешь эти треки в машине… Я думаю, что все идет своим чередом, у меня нет желания срывать куш. Главное, чтобы все развивалось так, как нам нравится, чтобы мы не прикладывали лишние усилия - пусть медленнее, через интернет, но это будет качественный продукт, который нравится мне. 

 

Россия тебя, кажется, уже полюбила.  

Л.:  В России, в Москве больше интереса, я уже чувствую себя звездой, когда приезжаю туда – ко мне даже люди подходят на улицах, меня знают. Может, это потому, что со мной работала правильная пресса, «Афиша Волна», например, которую читают молодые люди и у которой широкая аудитория. А у нас не сразу поняли, что к чему: сначала я стала известна в России, а потом уже в Украине. Я очень жду сольники в Екатеринбурге, Питере и Москве.  

 

У тебя достаточно высокий гонорар, и билеты на концерт получаются не дешевые. Это сознательное решение?  

Л.: Да, у организаторов нет представления о том, за что они должны платить мне деньги: песни не крутятся на радио и не знакомы широкой публике. Но это ничего: впереди концерты в Белоруссии, Грузии. Я не хочу ездить за копейки, и муж мне говорит: «Малая, не надо ездить за гроши – тебя это убьет как артиста. У тебя семья, ребенок, ты женщина, и летать непросто. Если ездить куда-то, где правда любят и ждут». Тем более, у нас большая команда. Я знаю, что меня ждет будущее. 

 

Один из главных разговоров в тусовках по поводу «Луны» – насколько это коммерческий, продюсерский проект, или все же это личная история?

Л.:  Обычно есть певица, ей продюсер покупает треки и выбирает, с кем делать аранжировки – такие проекты существуют, и это нормально, они рубят деньги и у них все идет по плану. Я очень доверяю своей команде, мы все делаем с ними по наитию, и это наш совместный проект. Хороший пример – съемки в Москве с модными фотографами, когда работает профессиональная глянцевая команда, мы долго снимаем, я возвращаюсь в Киев истощенная, жду фотки, а там совсем не то (но бывают и приятные исключения). Не идут мне эти образы, которые, возможно, пошли бы кому-то другому. 

 

Да, у тебя очень конкретная ДНК по стилю, на тебя невозможно нацепить любой образ.  

Л.:  Да, поэтому я предпочитаю работать со своими людьми, которые понимают, о чем я. С каждой съемкой мы нарабатываем результат и получаем опыт, и мне это выгодно, потому что мы планируем запускать сайт со всем нашим продакшеном «Луна prod.»: клипами, музыкой, диджей-сетами, аранжировками, фотографиями. Тогда, быть может, люди начнут понимать этот почерк. Я уже слышала эти комментарии, мол, взяли как у Ланы Дель Рей историю, потом сняли клип на VHS. Для меня главные отзывы – когда люди пишут слова благодарности за то, что я вернула их к жизни.  

 

А тексты твои?  

Л.: Мои. Луна – это часть меня, реальной Кристины, но это что-то немножко другое. Не то чтобы в реальной жизни я заметно перевоплощаюсь, по-другому разговариваю, но это скорее образ на основе бренда, разработанного мной. Я не разговариваю сейчас с тобой надуманно, но то, что мы видим на фото и видео – я в образе Луны и как я его чувствую. Понятно, что в жизни я могу больше смеяться, больше плакать, но мне нравится, что Луна отстраненная, томная. Никто не увидит меня на сцене так, как меня видят сын, муж и Алина, когда я могу верещать: «Ой, у нас тут так круто получилось» – я не буду открыто демонстрировать эти эмоции в сценическом образе. Луна вернула меня к жизни – я нашла себе занятие, потому что в какой-то момент я занималась фото и видео, но мне надоело, я перестала кайфовать от этого и мне необходим был новый вдох. 

 

Явно, что твоя популярность связана с определенным трендом, связанным с девяностыми – как ты к нему пришла? 

Л.: В Киеве очень много модников и я с ними тусуюсь. Они меня вдохновляют. Первые девочки стилисты, с которыми мы что-то пробовали делать, вдохновляли меня на то, чтобы покупать не бренды, а крутые вещи из Киевских секондов – это все повлияло. Я не могу сказать, что была обладательницей идеального вкуса еще пару лет назад, но люди, которые ко мне притягиваются – это нечто. Как моя Алина, с которой мы познакомились на вечеринке в Closer, и делаем теперь все клипы вместе. Без нее не было бы Луны. Точно также мой Саша, который пишет музыку. А у меня есть классное свойство это все представлять публике – я более социальный человек. А ведь я была в долгом поиске, какую музыку делать и с кем.  

 

То есть ты давно же думала о проекте «Луна»? 

Л.: Ближайшей весной будет уже три года, как мне пришла идея: «Надо сделать классный женский проект». Пошла на вокал, начала придумывать мелодии, гармонии. После того, как я смирилась с тем, что у меня нет голоса Лары Фабиан, я решила, что должна звучать как аудионаркотики. Мне многие мужчины говорят, что мой голос их успокаивает. Это самое главное, чего я хотела добиться.

  

Что для тебя является визуализацией твоего успеха? Когда ты скажешь - все получилось. 

Л.: Это уже случилось, это был мой первый концерт, в Киеве. Была тысяча человек, были даже те, кого не пустили. Хотя не было рекламы по городу, только афишки расклеенные в формате А4. Непонятно, откуда люди узнали, пришли. И теперь у нас много планов: все музыканты «Луны» очень самодостаточные, хорошие аранжировщики и мы хотим все это направить в развитие «Луна prod.». 

 

Что это будет? Диджей-сеты? 

Л.: В том числе, мы хотим продвигать свою музыку. Я своему Саше доверяю, хотя и сама не сразу прониклась. Я раньше слушала другое. Музыка Луны – Сашина заслуга. Если я раньше думала, что у меня такой женский проект и лирические песни, и думала, что за музыканты должны мне подыгрывать, то теперь все сложилось само собой, им нравится мой тембр, а остальное уже их флоу, им нравится давать свой звук. И как круто, что это нравится мне и моим близким людям. 

 

Это история Ивана Дорна: последний его альбом более «не для всех», чем первый, и многие поклонники не поняли его. Но он не может делать то, что всем понятно, хоть и понимает, как это работает.  

Л.: Конечно, он хочет свое звучание. Единственное, меня смущает, что Дорн начал много экспериментировать с формой: у него пропала куда-то формула «куплет-припев-бридж-припев», а это классно, мне нравится такое.  

 

Возвращаясь к тренду, феномен пост-советских девяностых, которые сейчас взорвали мир - у тебя есть объяснение для него? 

Л.: Мне кажется, что это понятно. Началось все с Гоши Рубчинского – он молодец. Мой арт-директор, который делает все мои обложки, нарисовал мне логотип, так же создает рисунки для Comme des Garcons и Гоши Рубчинского. Никто еще девяностые не вспоминал, а у них уже были референсы для Prada в этом стиле и мне это нравилось – я вспоминала, как одевалась моя мама, когда мне было три годика и это запомнилось. Мне кажется, что так все и пошло. 

 

Не очень ясно, как долго это продлится и что будет дальше, когда тренд пройдет.   

Л.: По моему мнению, девяностые поглотили мир, но понятие 90-х очень растяжимое, для каждого региона, в частности .У нас есть такое слово «девяностики» уже лет 10 в Киеве. Для меня это не тренд и не ново. Даже в масс-маркете можно сейчас одеться как в девяностые: все с бляшками, красные туфли лаковые. Но я не хочу на этом зацикливаться, мы можем завтра поменяться, не могу загадывать. Сейчас все, что хоть немного похоже на девяностые, причисляют к тренду. Пошла мода на простоту. 

 

Если говорить о том, что происходит в украинской музыке за последние 10 лет, как ты считаешь, есть какой-то подъем?

Л.:  Да, это точно так. Хотя бы то, что наш клуб Closer стал легендарным. Да, там все — танцы, наркотики, тусовки — но ведь это же андеграунд, без этого никак. Из этого и рождаются таланты. И реально в Киеве это движение набирает обороты. Приезжают талантливые люди с западной Украины, которые тут начинают работать, создавать что-то новое. 

 

Какое настроение сейчас у украинской молодежи? 

Л.: (в сторону) Какое настроение сейчас у молодежи? Вы же больше тусуетесь.  

 

Алина (клипмейкер): Очень хочется уехать. 

Л.: Да, многим сейчас Европа и Америка интересны, а я вот наоборот, вернулась. Я два с половиной года прожила там, и вернулась сюда с огромным желанием развивать именно нашу страну. И не зря.  

 

В Америке ты родила сына. Не могу не отметить, что он, конечно, дополняет твой образ, и то, как он появился в клипе «Осень» — просто сердце в клочья.  

Л.: Да, сын очень сильно на меня повлиял. До этого я была дите дитем. Вряд ли бы я имела какие-то свои внутренние посылы, если бы не Жора, и если бы не то, что я пережила из-за него. Он меня отучил быть эгоисткой, он сделал меня лучше.



Смотрите также

Ольга Ахтямова, впервые примерив роль журналиста, узнала у Дмитрия Певцова все о дилетантах и профессионалах на сцене и в кадре.

«Стольник» встретился с певицей и актрисой, о красоте и таланте которой говорят в превосходной степени на разных материках и разных языках.

Комментарии (0)